www.xsp.ru
Структурный гороскоп Григория Кваши - xsp.ru/sh/ Структурный гороскоп Написать письмо автору...
Добавить в избранное
За 2019 - 2020г
За 2017 - 2018г
За 2015 - 2016г
За 2013 - 2014г
За 2011 - 2012г
За 2009 - 2010г
За 2007 - 2008г
За 2005 - 2006г
За 2003 - 2004г
За 2001 - 2002г
За 1999 - 2000г
За 1997 - 1998г
За 1995 - 1996г
За 1993 - 1994г
За 1991 - 1992г
За 1987 - 1990г
Критика
Телевидение
За 2015 - 2017г
За 2011 - 2014г
За 2008 - 2010г
За 2005 - 2007г
За 2003 - 2004г
За 1997 - 2002г
За 1987 - 1996г
Книги онлайн


Теория войн

Версия для печати

Глава 2
Вторая Россия (1353-1497)

Для большинства историков Русь XIV-XV веков никакая не империя, а крошечное государство, раздробленное, из-можденное внутренними распрями и беспрецедентным внешним давлением (монголо-татарское иго). Но в Теорети-ческой истории энергия собирания русских земель, стреми-тельность подъема с коленей в полный рост - это и есть Им-перский цикл.

  Политический период Экономический период Идеологический период Фаза Стихия
Даты 1353-1365 1365-1377 1377-1389 1 Набор энергии
Ориентир Иван II Красный (1353-1359) Дмитрий Донской (1363-1389)
Даты 1389-1401 1401-1413 1413-1425 2 Силовое давление
Ориентир Василий I (1389-1425)
Даты 1425-1437 1437-1449 1449-1461 3 Бюрократизация
Ориентир Василий II Темный (1425-1462)
Даты 1461-1473 1473-1485 1485-1497 4 Освобождение
Ориентир Иван III Великий (1462-1505)

В далеком прошлом остались могучие преобразования Ольги, крещение Руси, Владимир Красное Солнышко, Яро-слав Мудрый. По окончании первого Имперского цикла (1053) на Русской земле прошло уже два полных Восточных цикла (1061-1205), (1205-1349), а вместе с ними обыденным стало бессилие политической организации и всесилие рели-гиозной структуры. Три века Восточного ритма поставили политическую состоятельность Руси на грань возможного. Юго-запад под Литвой, северо-восток под монголом, посто-янные усобицы князей ослабляли государство и разоряли население. Зато невероятно утвердилась и поднялась право-славная церковь, фактически взявшая власть на Руси, обес-печивая в отсутствие реальной политики единство русского народа.

Иван Калита, как уже было сказано выше, практически покупал кусками политическое благополучие, пытаясь из этих лоскутков сшить новое могущество для Руси. Увы, ни-какое самое фантастическое богатство не заменит мощь, да-руемую Имперским самосознанием. Наоборот, именно на фоне богатой жизни особенно ясно видно его политическое бессилие.

Но уже первая Имперская фаза, пусть в смутном и неяс-ном виде, демонстрирует начало какого-то странного нового движения. Иван Красный (1353-1359) - тихий, миролюби-вый и слабый... Он вел себя не просто пассивно, а как бы ак-тивно наоборот, то есть уклонялся от столкновений, неиз-бежных при истинной пассивности.

Н. Карамзин: "Кроткий Иоанн уклонился от войны с Оле-гом Рязанским, терпеливо сносил ослушание новгородцев... В самой тихой Москве, незнакомой с бурями гражданского своевольства, открылось дерзкое злодеяние, и дремлющее правительство оставило виновников под завесою тайны..." [3]

Ну и т. д. Таким образом, политический хаос Восточного ритма плавно перетекает в подспудное накопление энергии, когда любой конфликт не столько разрешается, сколько от-тягивается, откладывается в долгий ящик. Так создаются ус-ловия для грядущих революций, будущих потрясений.

В дальнейшем фаза длится столько же, сколько длится жизнь Дмитрия Донского (1359-1389), а потому, говоря о Дмитрии, о его эволюции, мы, по сути, описываем саму фа-зу. У Дмитрия не было реальных сил для объединения Ру-си... Задача Дмитрия была в том, чтобы внушить всем, кому можно, идею неизбежности объединения, причем именно вокруг Москвы. Показательно, что он предпочитал уговари-вать, брать клятвы ("за себя и за наследников своих призна-вать меня старейшим братом"), утверждать новую Русь по законам братства, а не по законам силы. Сила появится лишь в четвертой фазе, когда Москва будет присоединять к себе по княжеству в год. Сила будет во всем: в народе, в войске, в самом стольном граде. Пока же центростремительная сила была лишь в Дмитрии, еще очень молодом человеке.

И само собой, что при наступлении Идеологического пе-риода (1377-1389) пришло время от внутренней политики переходить к внешним свершениям. Пусть не победа, но де-монстрация Имперской силы была попросту необходима. Без такой демонстрации не случилось бы дальше ничего. В конце концов, Империя - это и есть реализация духовной мощи народа.

Главное событие первой фазы - Куликовская битва (1380), - третий год Идеологического периода, Дмитрию Донскому 30 лет.

С. Платонов: "Военное значение Куликовской победы за-ключалось в том, что она уничтожала прежнее убеждение в непобедимости Орды и показала, что Русь окрепла для борьбы за независимость. Политическое же и национальное значение Куликовской битвы заключалось в том, что она дала толчок к решительному народному объединению под властью одного государя, московского князя. Приняв на себя татарский натиск, Дмитрий явился добрым страдальцем за всю землю Русскую; а отразив этот натиск, он явил у се-бя такую мощь, которая ставила его, естественно, во главе всего народа, выше всех других князей. К нему, как к своему единому государю, потянулся весь народ. Москва стала оче-видным для всех центром народного объединения, и москов-ским князьям оставалось только пользоваться плодами по-литики Донского и собирать в одно целое шедшие в их руки земли" [4].

Дмитрий, казалось бы, должен был жить и жить, всего-то 39 лет. В определенном смысле он умирает не своей смер-тью, а смертью первой Имперской фазы, в мае месяце, в год Политического решения. С таких вот исторических "слу-чайностей", собственно, и начались когда-то Поиски перио-дичности.

Итак, 1389 год. Умирая, Дмитрий успел все, что надо, сказать и жене, и детям, и боярам, оставив также духовное завещание, в котором впервые передал великое княжение старшему сыну Василию без санкции Золотой Орды - как "свою вотчину". Есть историческая справедливость в том, что этот "младенец незлобием" и "орел высокопарный" не вошел во вторую фазу, где пришлось бы действовать совсем другими методами.

Вторая (черная) фаза досталась его сыну Василию, возве-денному на престол 15 августа 1389 года. Дело объединения Руси было продолжено, но уже в открытую, без иллюзий и самообмана. Василий I жестко прошелся по удельным князьям, так что ни один из них не смог вмешаться в мос-ковскую усобицу за великое княжение в третьей фазе. Удельная Русь приказала долго жить.

1389 год - это год начала создания православного само-державия как нового вида политической власти. Власть на-чинает концентрироваться в одной точке, у одного лица. А поскольку основную роль в революции 1389 года играл сам Василий I, подавлению (а подчас и уничтожению) подлежа-ла не такая уж многочисленная, к тому же связанная родст-венными узами прослойка удельных князей. В 1389 году Ва-силий устанавливает окончательный контроль Москвы над Владимирским княжеством (владение Владимиром давало право великого княжения на Руси). Он, впервые в русской истории, выкупает ярлык на нижегородское княжение и ка-рательными мерами приводит к повиновению его князей, подчиняет своего дядю князя Владимира Андреевича. Тако-ва емкость революционного года.

Чернота силовой второй фазы - удел молодых. Летопи-сец писал о Думе Василия I, что "...не было больше в Думе княжеских старых бояр и обо всех делах начали совето-ваться молодые" [2].

Вторая и третья фазы вместе составляют маскировочный период. Василий I и Василий II действительно "спрятались" между Дмитрием Донским и Иваном III, все лавры победы над чужеземным игом и становление Московского царства оставив им. Ни один Василий, ни другой не возглавляли во-енные походы. Если Москва подвергалась какому-нибудь нашествию, то они уезжали в спокойное место. Василий I возобновил выплату дани татарам и скромно занимался де-лами Северо-Восточной Руси, оставляя своему тестю, вели-кому князю Витовту (см. главу "Тоталитарная Литва (1345-1489)"), вершить судьбы "Всея Руси". При Василии II Севе-ро-Восточная Русь вообще погрязла в усобице. Образ слабой политики вводил в заблуждение всех. Однако за этой шир-мой шли очень мощные процессы, династия была сохранена, единство было достигнуто, государственный интерес окреп и затмил все иные интересы, и при Иване III это дало заме-чательные плоды.

Третья фаза (1425-1461), само собой, более бюрократиче-ская, номенклатурная. Московские бояре после смерти Ва-силия I стали проводить самостоятельную политику по за-щите малолетнего князя Василия II, вступили в борьбу за великое княжение. Регентский совет: Софья Витовтовна, боярин Всеволожский, митрополит Фотий. Именно с регент-ским советом вступил в борьбу за власть, за великое княже-ние сын Дмитрия Донского Юрий Дмитриевич и его сыно-вья Василий Косой и Дмитрий Шемяка. Московская усобица длилась несколько десятилетий. Это были не открытые во-енные действия, а интриги, разорение уделов соперников, насылание кочевников на эти земли, ослепления, отравле-ния, заточения и прочее. Коалиции в процессе этой борьбы создавались и разваливались, были князья-перебежчики, ко-торые торговали своим словом - кто больше заплатит.

Но постепенно сквозь сонную одурь "темного времени" прорываются новые силы, те, что приведут государство к расцвету четвертой фазы.

О Московской Руси времени Василия II пишет историк А. Зимин: "Бояре возглавляли государев двор как военно-административную корпорацию. Они выполняли отдельные общегосударственные поручения... Постепенно у них скла-дывается круг функций, который станет традиционным в более позднее время... Именно двор стал организатором по-бед Василия II и кузницей кадров для администрации Рус-ского государства" [5].

Итог третьей фазы выглядел ужасным и никак вроде бы не предвещал очень скорых побед. Революция 1461 года на-чалась с массовых казней... Кругом одно беспокойство и не-устройство. В Большой Орде к власти пришел энергичный и честолюбивый Ахмат, мечтающий возродить былой блеск державы Чингисидов. Над восточным рубежом нависает но-вое Казанское ханство, держава сыновей Улу-Мухаммеда. Обостряется конфликт с Великим Новгородом. Неспокойно в Пскове, на вече произошло драматическое событие - на-местника "спихнули" со степени. Оскорбленный князь по-ехал жаловаться в Москву. Новый митрополит Феодосий, жесткий и суровый аскет, руководствуясь требованиями церковной дисциплины, вздумал приструнить московских посадских священников. Церкви стояли без попов, отрешен-ных от службы. Посад роптал...

И тем не менее четвертая Имперская фаза (1461-1497), идеально совпадающая с временем правления Ивана III (1462-1505), явилась общепризнанным периодом нацио-нального триумфа.

Ю. Алексеев: "Для стратегии Ивана Васильевича харак-терно стремление действовать на разных направлениях, на широком фронте с конечной целью выхода к главному поли-тическому центру противника. С таким размахом военных действий, с такой постановкой задач, с таким упорством в их достижении мы встречаемся в русской истории впер-вые" [6].

В результате этой стратегии вассалом Москвы стало Ка-занское ханство; было окончательно сброшено татаро-монгольское иго (Стояние на Угре, 1480); разбиты войска Ливонского ордена. И это все несмотря на то, что Русское государство стояло перед реальностью войны на три фронта: Литва, Орден, Орда.

Мощь Москвы была столь велика, что Иван III поставил задачу объединения вокруг нее всех православных земель в пределах древнерусского государства. Две войны с Великим княжеством Литовским положили начало этому процессу - православное население переходило на территорию Русско-го государства. Была поставлена и решена на данном этапе и новая задача - выход к Балтийскому морю и участие в мор-ской торговле без посредников.

При Иване III идет мощнейший процесс законотворчест-ва, итогом которого стал Судебник 1497 года. Идет строи-тельный бум. Это при нем построены Грановитая палата, Успенский и Благовещенский соборы Кремля...



<Назад>    <Далее>

У Вас есть материал - пишите нам
 
   
Copyright © 2004-2020
E-mail admin@xsp.ru
Rambler's Top100