www.xsp.ru
Структурный гороскоп Григория Кваши - xsp.ru/sh/ Структурный гороскоп Написать письмо автору...
Добавить в избранное
За 2019 - 2020г
За 2017 - 2018г
За 2015 - 2016г
За 2013 - 2014г
За 2011 - 2012г
За 2009 - 2010г
За 2007 - 2008г
За 2005 - 2006г
За 2003 - 2004г
За 2001 - 2002г
За 1999 - 2000г
За 1997 - 1998г
За 1995 - 1996г
За 1993 - 1994г
За 1991 - 1992г
За 1987 - 1990г
Критика
Телевидение
За 2015 - 2017г
За 2011 - 2014г
За 2008 - 2010г
За 2005 - 2007г
За 2003 - 2004г
За 1997 - 2002г
За 1987 - 1996г
Книги онлайн


Версия для печати
Григорий Кваша
«Наука и религия» № 7, июль 2019 г.

Скромное обаяние элиты

Времена ныне вегетарианские... Всюду благотворительность, толерантность, равенство и прочее братство. Это на словах... А на деле? А на деле всякий более-менее вменяемый человек понимает, что кто-то всё же должен отвечать за этот мир, принимать какие-никакие решения и следить, чтобы они претворялись в жизнь. Иначе хаос и всеобщий раздрай. Все эти разговоры про народовластие хороши только для газеты, а для реальной жизни не годятся. Народ, он и есть народ - забрать власть может, но удерживать её даже не попытается, всегда будет думать кому бы её спихнуть, дабы поменьше голова болела. Если же кто-то из народа всё же согласится за что-то отвечать, то то его "классовая принадлежность" - хочет он этого или нет - тут же начнёт меняться, и незаметно для себя он окажется в составе элиты. В народной толще жить спокойнее, всегда можно оправдаться отсутствием полномочий, слабой информированностью, недоступностью рычагов и кнопок... И кстати, падать не так больно, если что...

Таким образом, и это хорошо известно, настоящая элита - в первую очередь ответственность и ещё раз ответственность. Что касается неких её привилегий, то они, увы, неизбежны и нужны скорее народу, дабы тот не терял к элите должного почтения. Причём, речь ведь идёт не о конкретных лицах, отдельный человек может быть всяким, а почтение должно быть выказано классу элиты в целом. И дабы никто ничего не перепутал, управляющий класс должен иметь строго очерченный контур, некий ценз. И эти контуры должны охраняться из поколения в поколение.

1.

Начнём с самого сложного, можно даже сказать, с невозможного - с Империи. Этот ритм рождается на чужой ритмической территории, никак особенно о своём появлении не заявляет, но мгновенно должен породить грандиозную по силе политическую элиту. При этом совершенно непонятно откуда у этой невесть откуда свалившейся элиты будет авторитет, солидность, ощущение, что они чьи-то преемники.

Впрочем, внезапность и неподготовленность Империи вполне компенсируется её невероятной энергией. Если Восток или Запад выращивает свою элиту веками, накапливая цикл за циклом родовые традиции, то Империи на всё про всё даётся только одна фаза (36 лет). Хочешь не хочешь, но к концу первой фазы новая элита должна быть во всеоружии, обязана быть готова взять власть, удержать эту власть и в нужный момент победить всех своих врагов, ибо вторая Имперская фаза - идеальное время нанести сокрушительный удар по своим политическим соседям-конкурентам.

Первая фаза, как известно, все 36 лет накапливает проблемы по основной стихии. В Империи это политика. Скажем, Четвёртая Россия в первой фазе (1881-1917), увлеченная экономическими преобразованиями предыдущих фаз Запада (1801-1873), очевидно проморгала момент для политических реформ. Все 36 лет проблемы устройства государственной власти нисколько не решались, планомерно подготавливая бурю 1917 года. Задним числом понятно, что вялыми реформами 1905 года никоим образом "политический пар" выпущен не был.

Политические проблемы юной Империи автоматически порождают огромное количество желающих эти проблемы порешать. А поскольку Четвёртая Россия (1881-2025) родилась на месте Запада, от которого (инерция!) унаследовала народ-политик, то выбор был широчайший. На позицию грядущей политической элиты возникает гигантский конкурс - разумеется стихийный и противозаконный (ведь это Империя). Каждый конкурсант клялся в ненависти к опостылевшему режиму, объявлял себя революционером и начинал с разной степенью остервенения вставлять родной державе палки в колеса.

В стране развился грандиозный революционный психоз, присяжные заседатели оправдывали жутких террористов, особенно усердствовала интеллигенция, жаждавшая революции всеми фибрами души, в соответствии со своей высочайшей гражданской позицией. Максим Горький и ему подобные вопили с каждого угла: "Пусть сильнее грянет буря!"

Революционеры-одиночки неизбежно организовались в партии. Возможно не последнее значение имела дата рождения партии. РСДРП была образована 1898 году. Октябристы (1905), кадеты (1905), энесы (1905), эсеры (1901)... Именно эти силы в два акта (март-ноябрь) решили судьбу власти на переломе фаз в 1917 году. Кадеты и прочие октябристы весной раскачали власть и разрушили её, а большевики с эсерами осенью того же года власть с легкостью подхватили...

Мало кто тогда верил, что революционеры (разрушители редко умеют созидать) удержатся у власти. Большевики казались случайностью, сборищем странных самоуверенных недоучек. Возможно, так оно и было. Да только к критериям имперской элиты все эти догадки не имели никакого отношения. Как бы сейчас не ругали большевиков, необходимо признать их уникальным властным классом, а их партию - сильнейшей политической партией в мировой истории.

Не исключено, что именно по большевикам можно вычислить главный критерий отбора в политическую элиту. Невероятная работоспособность! Похоже, их партия собиралась именно по этому принципу. В ней выживали только принципиально неутомимые люди. Необразованность, косноязычие и даже недостаток интеллекта - всё это не имело значения. Главное - энергия. Они рванули как спринтеры - и очень быстро... сгорели. "Старик" умер в 53 года, "Железный Феликс" в 48, Луначарский в 58, Фрунзе в 40, Свердлов в 33 года.

Что касается гениальности, то нет ни малейших сомнений, что и Михаил Фрунзе был гениальным военачальником, Яков Свердлов гениальным аппаратчиком, а Григорий Сокольников гениальным финансистом... Разумеется, список можно длить и длить.

Дальнейшие годы советской власти подтвердили этот наиважнейший признак элитарности. Работоспособность Сталина или Молотова (его прозвище - "каменная задница"), Брежнева, Косыгина вошли в легенду. Работали много, многие надорвались на работе. Да, наверное, уже не было блеска, ярких идей, каких-то завораживающих талантов, увлечения живописью или музыкой... Но были кропотливость, неутомимое стремление войти в мельчайшие детали, аккуратность, обязательность.

Особая роль в преемственности имперской элиты принадлежит армии. Военный человек идеально соответствует классовым признакам политика: подчиняться вышестоящим, командовать нижестоящими и служить державе. Империя непобедима - ей помогает Бог, но никакая высшая сила не поможет, если у Империи не будет сильной армии. А она, в свою очередь, невозможна без потомственного военного класса. Только в Империи армия - элита. На Западе армия - народная, на Востоке - чужеродная. (А мы всё удивляемся, что в Красную армию ушло так много царских генералов!)

Именно разложение армии к концу миролюбивой третьей фазы (1953-1989) стало одним из признаков угасания элиты. Попытка взбодрить армию через бессмысленную Афганскую войну была в целом плодотворна. Но фаза подходила к своему концу, и появился человек, лишенный всяких признаков принадлежности к элите. Болтун, любитель внешних эффектов, поверхностный и не слишком усидчивый - Михаил Горбачёв. Его уж никак точно нельзя было представить в генеральском мундире. Хлестаков, да и только.

Можно усомниться в принадлежности к элите Бориса Ельцина (хотя он-то точно выглядел генералом), но Виктор Черномырдин, безусловно, носил все признаки элитарности, был очень стойким, уравновешенным и подробным человеком. Коллеги отмечали: "рядом с Черномырдиным всегда возникало ощущение надёжности и основательности. Виктор Степанович во всё вникал сам, он знал всех поименно: депутатов, министров, губернаторов. Он знал не только свою отрасль, но и всю реальную экономику... Никакого чванства, никакой звездной болезни ни в чем. Он просто работал, успешно, эффективно".

Что касается коридоров власти при Путине, то здесь найденные при большевиках правила элитарности были доведены до абсолюта. Почему, собственно Путин? Не самый блестящий (как, скажем, Собчак) и не самый фактурный (как тот же Ельцин) и не самый динамичный (вроде Немцова), а самый упорный, дотошный, работоспособный. Кто-то бы скажет: серый. Нет, не серый: прекрасная память, неплохая эрудиция, блестящее чувство юмора. Впрочем, шутки - это уже от фазы. В четвёртой фазе можно и пошутить. В третьей Косыгину было не до смеха, мрачен был. Брежнев шутил, но как-то натужно, Хрущев шутил на грани фола...

Само собой, что говоря об элите, мы не можем иметь в виду только членов Политбюро. Само собой, что речь идёт о более широких слоях. В первую очередь о "красных директорах", генералах, партийных работниках, гигантском слое инженеров-конструкторов...

Впрочем, принадлежность к элитарному классу не даёт никаких гарантий, над каждым скромником из политического класса всегда висит меч материального соблазна. И не всем дано было уклониться. Чем ближе края фазы, тем выше соблазн. И, скажем, Георгадзе или Щелокову удержаться в элите не удалось. Что касается окраин Империи, то там с моральной устойчивостью было совсем плохо. В Империи, как утверждает теория, рыба гниёт с хвоста.

При наступлении четвёртой фазы (1989-2025), в момент кардинального обрушения производства, класс политиков сильно поредел. Партбилет более ничего не гарантировал, функционеры разбежались как тараканы. И вовсе не случайно, что костяк новой элиты составил офицерский корпус (армия, флот, ФСБ). Военному человеку, по воспитанию своему, гораздо легче освоить правила игры имперского политика.

Говоря о контурах имперской элиты, приходится признать, что они стабильны только внутри фазы. То это - член партии с определенного года (старый большевик), то - член номенклатуры...

Прежде чем перейти к двум другим мирам - Западу и Востоку, необходимо ещё раз напомнить о самом жёстком парадоксе Империи. С одной стороны, правители Империи явно неподсудны, плохо контролируются, не любят ротацию, подчас неоправданно жестоки и т.д. Претензий немало к Николаю Второму, Ленину, Сталину, Брежневу, Путину... А с другой стороны, только в Империи власть имеет истинно легитимный характер. Власть утверждает, что она - власть и это так и есть. Как слышится, так и пишется. Ни на Западе, ни на Востоке истинная власть никогда не называет и не открывает себя. Она носит откровенно теневой характер. Элиты руководят и вроде даже несут некоторую ответственность, но только лишь воображаемую. Юридически они неподсудны, причём в гораздо большей степени, чем имперская элита.

На Западе власть у коммерческой элиты, что абсолютно противозаконно и может считаться почти не закамуфлированной коррупцией. Вспомним крайний случай: даже когда фашистская Германия была разгромлена в пух и прах, её промышленная производственная элита вполне сохранилась. А на Востоке власть и вовсе у идеологической элиты, что когда-то может быть и было позитивным, но сейчас воспринимается как архаизм.

2.

Собственно говоря вся история человечества - это сплошной Восток. Стран Запада было мало, и они были так невелики, что их ритм бился еле слышно и, в научном смысле, почти и не существовал (сливался с шумовым фоном). Государствам-гигантам нынешнего Запада (Индия, Пакистан, США, Бразилия, Мексика) удалось пройти в этом ритме всего один-два цикла. Стало быть, большую часть истории истинная элита скрывалась в монастырях, храмах, уходила в пустыни и скиты (те самые контуры, за которые народу хода нет), оттуда осуществляла власть над восточным народом-коммерсантом. Не падишахи, султаны, цари или князья создавали народное единство, а идеологи - люди, не отягощенные ни жадностью, ни тщеславием, фанатики веры, мудрецы, авторы и толкователи священных книг. И просто грамотеи.

В мире, в котором 99 процентов людей были неграмотны, любой грамотей казался полубогом. Ведь он мог, например, предсказать солнечное затмение, провести какой-нибудь яркий пиротехнический опыт. Темный крестьянский народ Востока боготворил грамотеев. Как назывались эти люди - не столь важно. Жрецы Атона, Амона, Птаха... Или кого-то ещё. Не всё ли равно? Рождение единобожия - целиком и полностью заслуга Империи. Меж тем, имперские по сути христианство и ислам оказалось вполне пригодным для восточного устройства общества. Вот, к примеру, все три цикла Востока в России (1061-1205, 1205-1349, 1505-1649) вполне уживались с имперским единобожием, постепенно заволакиваясь восточным фанатизмом.

Обратимся к Смутному времени. Светская власть в ту историческую эпоху вовсе не интересовалась судьбой государства. Годуновы, Шуйские, Лжедмитрии... До государства им нет дела, они как бы висят в воздухе, ни на кого и ни на что не опираясь. Гигантские амбиции, странные авантюры, никакой реальной властной структуры. Через сто лет, во второй фазе Империи к власти придёт Петр Алексеевич, и два гвардейских полка создадут грандиозную структуру контроля над всей страной. А пока реально структура властного контроля в России только у православных иерархов: везде свои люди, везде единое мышление, единый подход, единая энергия.

Доказывать скромность, искренность и тщательность служителей Церкви той эпохи нет никакой нужды. Они государственники от и до, ибо государство в их представлении - это народ православный. Его они охраняли от католической Польши и прочих напастей. Через сто лет всё будет по другому, будут рубить бороды и внедрять европейское платье и европейский образ мысли. Всюду будут католики и лютеране. И никого это не будет волновать, ведь это будет мир Империи, Третьей России (1653-1797).

3.

Запад, как ритм, безусловно - будущее человечества. Но нынешнее представление о Западе, как об некой лживой и фальшивой антиимперии, слишком политизировано. Запад может декларировать свою нелюбовь к Империи сколько угодно, но на деле он целиком и полностью, как сейчас модно говорить, - проект Империи. В мировом историческом процессе Запад - это всего лишь некий отделочный цех. Лакировка, упаковка, приклеивание ярлычков... Сами конструкции Запада всегда имперские. Запад всего лишь доводит имперские фантазии до состояния рентабельности. Само собой в разные эпохи выглядеть эта приглаженная картинка будет по-разному. Запад Средневековья, современный Запад и Запад ближайшего будущего (так называемый Русский мир) в своём политическом устройстве различаются кардинально.

Запад Средневековья - синтетический мир, выстроенный на постижениях двух Имперских циклов: Второго Рима (136-9) и Четвёртой Иудеи (148-4). Запад шлифовал и сращивал эти две тенденции четыреста лет. В результате получилась весьма устойчивая конфигурация, которая медленно эволюционировала в сторону рентабельного западного существования. Влияние Еврейского мира в формировании феодализма (тот самый средневековый Запад) было выше, Западу была удобнее ситуация со слабой политической властью.

Значительная часть историков уверена, что феодализм был всюду и возник синхронно во всем мире. Но французский историк Марк Блок доказал, что настоящий феодализм родился лишь в Западной Европе. Рыцари (народ-политик) получают землю и с повышением переходят в феодалы-коммерсанты. Марк Блок считал, что феодальными в точном смысле этого слова первоначально были лишь Франция, Западная Германия и Северная Италия, а в дальнейшем ими стали Англия и Южная Италия. За этими пределами феодализм в Европе не существовал - не были феодальными ни скандинавские страны, ни Ирландия, ни Балканы. Собственно, это и есть границы распространения ритма Запада в Средние века.

Когда пришло время разрушаться феодализму, тоже могло показаться, что это кризис Запада. Но у Запада не может быть кризиса, ведь он - редактор, аранжировщик, он всего лишь принимает идею рожденную очередной Империей. Запад - это сообщество скромных маленьких зверьков, которые из века в век наблюдают очередную битву двух хищников-гигантов (Империи и её Двойника). Двойник погибает будучи разбит и съеден Империей. Но и сама Империя не вечна, её время очень быстро заканчивается (каких-то 144 года) и всё достаётся Западу, который принимает все имперские идеи и на их основе создаёт новую формацию, добавив ей экономически рентабельный лоск.

В частности рождение капитализма (индустриального мира) связано с грандиозными достижениями Империи с Туманного Альбиона (Третья и Четвёртая Англия) и её Тоталитарных двойников. Впрочем, за век, прошедший после окончания Четвёртой Англии (1761-1905), капиталисты успели потерять свой хищный имперский оскал и стали истинной элитой - скромной до застенчивости. Мы часто видим её представителей на саммитах с нашей политической элитой (элита элите глаз не выклюет) - это главы крупнейших германских, французских, английских корпораций.

Что касается России, то наш западный опыт крайне незначителен, он весь разместился в двух фазах (1801-1873). Причём зная о том, что первая фаза (1801-1837), в общем-то, - время латентных, накопительных процессов, наш Запад - это какие-то жалкие 36 лет (1837-1873).

Но и на это коротенькое время Россия смогла выделить из своей среды певца нового времени и новой власти. Им стал житель Замоскворечья Александр Островский. Даты его творчества фантастически точно совпадают со второй фазой российского Запада.

Устройство Запада нам вполне знакомо по его произведениям. "Бесприданница" ("Жестокий романс"). Элита - это, безусловно, Вожеватов и Кнуров - люди солидные, аккуратные, точные и подробные. Никакой особенной яркости в их жизни нет. Для контраста изгой Паратов, потомственный дворянин, человек блестящий, яркий, наглый, но явно неустойчивый в своей жизненной позиции ("Ласточку" пришлось-таки продать) и по критериям западной элиты не проходит.

Теперь, когда большинство людей на Земле уверены, что Запад - это министры-капиталисты и прочие "владельцы заводов, газет, пароходов", очень трудно объяснить, что грядущая элита Запада будет выглядеть совсем по-другому. Будущий властелин Запада будет также отличаться от капиталиста, как капиталист от феодала.

Не хочется заниматься гаданием, но указать на одну тенденцию видимо нужно. Феодал контролировал землю, главным тогда было пропитание. Капиталист контролировал промышленную революцию и рост производства. Правитель грядущего Запада будет контролировать сворачивание производства, режим экономии станет одним из главных трендов будущего. Экономисты наконец-то займутся своим главным делом - создадут алгоритмы экономии, а не роста ВВП...




У Вас есть материал - пишите нам
 
   
Copyright © 2004-2019
E-mail admin@xsp.ru
Rambler's Top100