www.xsp.ru
Структурный гороскоп Григория Кваши - xsp.ru/sh/ Структурный гороскоп Написать письмо автору...
Добавить в избранное
За 2019 - 2020г
За 2017 - 2018г
За 2015 - 2016г
За 2013 - 2014г
За 2011 - 2012г
За 2009 - 2010г
За 2007 - 2008г
За 2005 - 2006г
За 2003 - 2004г
За 2001 - 2002г
За 1999 - 2000г
За 1997 - 1998г
За 1995 - 1996г
За 1993 - 1994г
За 1991 - 1992г
За 1987 - 1990г
Критика
Телевидение
За 2015 - 2017г
За 2011 - 2014г
За 2008 - 2010г
За 2005 - 2007г
За 2003 - 2004г
За 1997 - 2002г
За 1987 - 1996г
Книги онлайн


Версия для печати
Григорий Кваша
«Наука и религия» № 2, февраль 2020 г.

Миру - мир, Войне - война

Человечество пережило страшную Первую мировую войну, а затем ещё более страшную Вторую мировую, и вот уже три четверти века живёт в ожидании всё уничтожающей Третьей. Слухи о её неизбежности, то угасают, то нарастают. И в такой нервозной атмосфере человечеству весьма затруднительно радоваться жизни, растить детей и как-либо планировать будущее. Даже оставив в стороне морально-психологические аспекты, представим себе, какие безумные деньги тратятся во всём мире на вооружение и перевооружение. Это ведь не топоры и пики, это сверхсложная техника, которая стоит многих миллиардов, отнятых у всех нас. Мир вплотную подошёл к мировому финансовому коллапсу в значительной степени из-за мёртвого груза оружия, которое ни во что конвертировать невозможно: деньги выброшенные на ветер. Есть ли надежда на то, что лозунг всех милитаристов: "Воевали, воюем и будем воевать" всё же потеряет свою актуальность?

У этой проблемы несколько аспектов, в том числе гендерный и возрастной. (Очевидно, что в мире, где невозможно лидерство молодых мужчин, у мирного сосуществования стран шансы увеличиваются). Но главное всё же - это наступление глобального Запада в виде т. н. Русского мира. Русский мир покончит с бурным прогрессом и неизбежными его спутниками - войнами (захват влияния и его передел). Новый "медленный" мир резко снизит градус противостояния на земле. Но как, при помощи каких механизмов это будет происходить? Об этом и пойдёт речь.

1.

Восток - самый воинственный ритм. Собственно, любая война - это временное возвращение в состояние Востока. Война (это было доказано в книге "Теория войн", М. 2011) - это всегда идеология. Идеологическая элита любого государства Востока всегда готовится к войне, всегда жаждет войны. Но парадоксальным образом ("бодливой корове бог рог не даёт") именно государства Востока воюют хуже всех, ибо народ его, народ-коммерсант, для войн не годится, а воевать силами одной элиты трудно. Пока существовал глобальный Восток, этот парадокс в глаза не бросался. Но появление крупных государств Запада и в особенности больших Империй, сразу же снизило военные амбиции Востока.

Собственно, традиция чуть что хвататься за оружие - чисто восточная черта. Запад к вопросу войны и мира относится достаточно нейтрально. Его коммерческая элита легко находит свою выгоду как в военной, так и в мирной жизни. Утверждение, что коммерсанты - извечные заказчики войн, думается, ошибочно. Коммерческая элита легко подстраивается к любому спросу, как к мирному, так и к военному.

Другое дело восточная элита. Тут с соседями не поторгуешься, догматизм идеологической сферы настолько грандиозен, что компромисс невозможен принципиально. Кроме того, формальная власть в государствах Востока принадлежит политикам-изгоям, людям сплошь и рядом молодым, необузданным, амбициозным и авантюрным. И в этом смысле война для Востока - ситуация по сути дела неизбежная, каждодневная и в общем-то обыденная.

Ни о какой борьбе за мир во вселенной глобального Востока не могло быть и речи. Деньги для войны всегда найдутся, на это есть народ-коммерсант, который в любой ситуации их заработает. Идеологическая власть всегда найдёт обоснование для очередной войны с неверными. А воевать могут т. н. политики-изгои, для которых спокойная мирная жизнь неприемлема по определению. Восточное войско - сборище случайных людей. В случае поражения такие воины легко разбредаются, в случае победы превращаются в обычных грабителей.

При слабом развитии торговли и дипломатии, соседние государства Востока воспринимали друг друга как незаконные образования. Ведь в соседнем государстве живут не люди, а некие существа, которые хуже животных... Убивать их не только возможно, но даже желательно. Так было всегда. И отголоски этой дикости, государства Востока демонстрировали совсем ещё в недавние времена.

Что уж говорить о ненависти к иноземцам, если даже братья в ритме Востока мгновенно превращались в лютых врагов. Скажем, в истории Руси самое длительное пребывание в ритме Востока случилось в интервале от 1061 до 1349 года. За эти три века кто только с кем не воевал. В первом же цикле Востока, едва дождавшись окончания сильной второй фазы (1097-1133), Русь буквально рассыпалась. Брат пошел на брата, внук Мономаха Владимиро-Суздальский князь Андрей Боголюбский в 1169 году захватил Киев, жестоко разграбил, сжег храмы, увёл жителей в плен. И это не было чем-то особенным, для Востока это обыденность. В 1203 году Киев был разграблен повторно, на этот раз князем Смоленским. И так все 300 лет, до тех пор, пока не начался Имперский цикл (1353-1497), от Дмитрия Донского до Ивана III Великого, возродивший идею единого русского (православного) народа.

На фоне такой "братской ненависти" какие претензии мы можем предъявлять к инородцам: печенегам, половцам или монголам? Им зачем было кого-то жалеть? Убивали, жгли, уводили в плен, обкладывали данью...

Описание любого государства Востока (Ближнего, Среднего, Закавказья, Центральной Азии) можно делать под копирку. Братья, дяди, племянники - все воюют друг с другом. Плюс инородцы всех мастей, периодически меняющие национальный состав территорий.

Что касается конкретных причин для войн, которые считают необходимым отыскивать практические историки, то устанавливать их нет большого смысла. Точно также, как нет смысла искать причины для того, чтобы тигр съел лань, сова - мышь, крокодил - антилопу. Захотел съесть и съел. Всегда побеждал сильнейший... или умнейший... или хитрейший... обычный естественный отбор.

2.

Империя. Этот ритм по боеспособности прямо противоположен Востоку, воевать государства Империи могут лучше всех, а потому они практически непобедимы. Объясняется это просто: народ-идеолог - неиссякаемый ресурс для ведения войн. Но при этом (поразительно!) именно Империи менее всех жаждут войны, именно они - главные борцы за мир. Одна из самых уникальных идей Империи - это проповедь мира. Никогда до Империи человечество не утверждало необходимость мира. "Нет ни эллина, ни иудея", все люди братья. Стало быть, войне - война. Только Империя - заказчик мирного сосуществования (Восток жаждет войны, Запад к этой теме равнодушен).

Но одного желания прекратить войны мало, ведь Империя - это кратковременное и крайне редкое явление. Нужна очень мощная и действенная методика (по сути, технология) по искоренению воинственности у всех основных народов, населяющих Землю.

Вначале Империи, ввиду своих небольших размеров, сами воевать были не в состоянии. Но благодаря своей грандиозной идеологической мощи они привели окружающий их мир Востока в очень возбуждённое состояние, там появилось неудержимое стремление к созданию сверхдержав. К осознанию своей уникальности и единственности добавилась болезненная мания величия. Речь идёт о возникновении т.н. Тоталитарных двойников. Для обыденного Востока не слишком характерна "охота к перемене мест". Национальный характер всегда связан с той местностью, на которой он сформировался. Горным народам неинтересна равнина, садоводы мало интересуются степью, предпочитая оазисы, степняки не полезут в леса и болота. Однако Тоталитарный двойник как бы заражается имперской всемирностью и чувствует в себе жажду отрыва от конкретного места, стремится к созданию сверхдержавы.

Первые сверхдержавы - Вавилон, Ассирия - это именно Тоталитарное отражение появления на Ближнем Востоке крошечных Империй, с их грандиозной идеологической мощью... После четырёх малых Империй пришла эпоха Империй крупных. Они рождались как будто из ничего и очень быстро превращались, благодаря своей непобедимости, в грандиозную морально-боевую силу. Но гораздо важнее другое: каждая новая Империя с первого же года своего появления, выбирала из своих соседей самое воинственное государство и превращала его в имперского Двойника, который весьма скоро доводил свои самые дурные качества до абсолютного абсурда, фактически до бешенства.

В такой ситуации Империя становилась единственной силой в мире, способной усмирить "взбесившееся" государство. В результате погибал не только Двойник, но и его захватнические, человеконенавистнические идеи. Империя же, хоть и прекращала свой бег (после 144 лет ярчайшего существования), но оставляла после себя могучее государство и целый комплекс миролюбивых идей, которые находили во всём мире всё больше сторонников и последователей... Таким образом, с каждой новой Империей "отстреливается" очередной рассадник милитаризма и человечество всё ближе и ближе к окончательно миролюбивому состоянию.

Потерпев поражение, государство-Двойник, получает пожизненную прививку против атавистического боевого восточного мышления, живущего в каждом народе. Время пребывания в теле Двойника - это момент глубочайшего исторического кризиса для нации, рожденный в этом кризисе иммунитет навсегда отбивает тягу к агрессивному поведению.

Третья Англия (1473 - 1617) ликвидировала грандиозную державу - Испанию, которая была в шаге от мирового господства, ибо контролировала пол-Европы, сказочно обогатилась, захватив огромный южноамериканский континент. А ещё с Папой Римским была на короткой ноге. Испания, подмяв Португалию с её колониями, стала абсолютным властелином мира. Пожалуй Испания была ближе к мировому господству, чем нынешние США. Проиграть такая держава вроде как не могла. Однако проиграла! Крошечной, как тогда казалось, и никчёмной силе - Англии. Вот это была реальная историческая сенсация! В дальнейшем страна великих завоевателей полностью теряет исторический кураж и впадает в многовековую депрессию. Ничто более не вдохновит испанцев, ни вера в бога, ни вера в деньги. Уйдёт всё: деньги, Америка, Филиппины и даже Португалия. Не вернётся боевой дух ни во времена Наполеона, ни во времена Франко. Слабость во всём: ни каталонцам возразить, ни баскам. А какая была грандиозная сверхдержава!

Третья Россия (1653 - 1797) ликвидировала Двойника-Швецию, государство свирепое и беспощадное, утопившего в крови Польшу ("Кровавый потоп"), способное сражаться на три фронта (Дания, Саксония, Польша). После поражения под Полтавой это государство стало кротким и миролюбивым. Воинственные шведы навеки стали квёлыми и вялыми. В Первую мировую шведы занимались какими-то спекуляциями, торгуя то с теми, то с этими, сказочно при этом, кстати, обогатившись, что для Запада нормально. Во Вторую мировую у шведов также устойчивый нейтралитет... И это - наследники воинов-титанов, не знавших себе равных на поле боя в конце XVII - начале XVIII века.

Четвёртая Англия (1761 - 1905) укротила обезумевшую Францию. Это было совсем недавно. Не было в мире сильнее армии, чем армия Наполеона. Мы традиционно считаем победу над Наполеоном своей. Но все плоды крушения Франции пожала имперская Англия. Россия же не получила ничего. Сказать, что французы навсегда потеряли воинственность, вроде бы нельзя. Но это были уже не те французы. Крымская война была английской затеей, а Франция в ней всего лишь поставщик пушечного мяса. Франко-Прусская война 1870-1871 кончилась разгромом французов. В Первой Мировой не блеснули, Вторая Мировая - очевидный позор. Ни намека на возврат к духу наполеоновских времён.

Пруссию пришлось усмирять в два приёма. Тут теория вступила на очень сложный путь. Частично это случилось в 1761 году. Но не было завершено из-за Двухимперского перемирия, о котором чуть ниже. А далее уже работа Четвёртой Англии. Столь сложная комбинация позволила произвести замену и вместо прусского милитаризма родился германский фашизм.

Но ещё до того, как германский фашизм поднял голову, была укрощена Тоталитарная Австрия (1918). На Западе этот разгром приписывают себе. Но очевидно, что победу над этим чудовищем обеспечила Четвёртая Россия (1881-2025). И кто теперь узнает воинственных и высокомерных австрийцев в мирных жителях горного курорта? Бывшие вояки стали мирными овечками. Настолько возненавидели своё военное прошлое, что даже в НАТО не вступили. Кто из историков систематизировал все эти метаморфозы национального характера?

Разгром фашисткой Германии - это предпоследнее действие Империи. Никогда в мировой истории не было собрано столь великой военной силы. Триста тысяч танков, шестьсот тысяч самолетов - это ли не конец света? В 1945 году окончательно и бесповоротно был похоронен военный дух самой, пожалуй, воинственной нации мира. Да ещё умноженный на самую бесчеловечную идею.

Легко догадаться, что финальным действием в Имперской войне против войн должен стать разгром США. После победы над этим монстром человечество попадает в великолепнейшую ситуацию - Двойников выбирать более будет не из кого. Два гигантских процесса кончаются синхронно: больших Империй более не будет и большие Двойники закончились. Чудо!

Таким образом, теорема о том, что Империя - источник мира на земле доказана. Империя - как ритм - просто сожгла всех возможных претендентов на военные авантюры. Стало быть, мир на веки вечные!

И ещё несколько фактов, доказывающих миролюбие Империи. Первое и самое главное: Восток с Востоком воюет всегда, Запад с Западом воюет очень часто, а вот Империя с Империей не воюет никогда. Можно, конечно, отговориться, мол ворон ворону глаз не выклюет. Но факт на лицо: в истории 24 Имперских цикла, а военных столкновений между ними не обнаружено.

Но это ещё не всё, оказывается, что во времена одновременного существования двух и более Империй, происходит значительное умиротворение. По крайней мере, на территориях, лежащих между Империями.

Скажем, время идущее от 1761-го по 1797-го. У Третьей России четвёртая фаза и она как бы пожинает плоды своей силы и величия, оформляет свои достижения (по выражению графа А.А. Безбородко "ни одна пушка в Европе без позволения нашего выпалить не смела"). Но вот ведь какой парадокс - основные действия России в это время на Юге (Крым, Новороссия, Бессарабия), максимально далеко от англичан. У Четвёртой Англии первая фаза и она только накапливает политические проблемы. В это время США обретают независимость (1776). На борьбу с США направлены главные силы "начинающей" Империи. Две Империи как-будто отворачиваются друг от друга, занимаются делами на своих "задних дворах". В самой же Европе войны даже затихают.

Самое поразительное - это малообъяснимое прекращение Семилетней войны. В 1761 году умирает Елизавета Петровна и воцарившийся Петр III перевернул коалицию. Но отчего же война не возобновилась в 1762 году, когда Петр III был убит? Добить Пруссию было очень даже просто: воюя против трёх держав, Фридрих II исчерпал все свои ресурсы. Однако ему дали возможность уйти и даже одержать пару побед. Почему? Откуда это внезапное миролюбие?

Чрезвычайно странной была война за Баварское наследство (1778-1779). Австрийские войска во множестве стекались к границам Пруссии, три армии общим числом 170 тысяч солдат. Фридрих II выставил две армии в 80 тысяч человек. Оба неприятеля, остерегаясь друг друга, проводили время в маршах и контрмаршах и в мелких кавалерийских делах. Немцы называют эту войну "картофельной", или "сливовой", потому, что праздные войска истребляли более картофеля и слив, нежели неприятеля... С самого её начала противники сражаются не столько друг с другом, сколько с неурядицами снабжения своих войск, солдатам приходится питаться одним картофелем. Короче говоря, топтались, топтались, на том и разошлись. Как практическому историку, без помощи теоретика, объяснить этот казус?

Единственное государство, которого не касаются правила Двухимперского перемирия, это нарождающийся Двойник. На этот раз это Франция, и ей не терпится продемонстрировать свою новую энергию - войны Первой коалиции (1792-1797). Впрочем, всё это только разминка, континент ждёт окончания Третьей России, 1797 года. Вот уж тогда Европа вся встанет на дыбы сольётся в едином военном раже. Наполеоновские войны захлестнут Европу на долгие 15 с лишним лет (1799-1815).

Век спустя всё переворачивается зеркально. Четвертая Англия заканчивается в 1905 году, Четвёртая Россия начинается в 1881-м. 24 года (1881-1905) на общеевропейское замирение. Но эти же 24 года на то, чтобы накопилось максимально много противоречий, претензий и взаимных обид. Русско-турецкая (1877-1878) - позади, Первая Англо-бурская (1880-1881) закончилась. А дальше, тишина. Вот, к примеру, т. н. Военная тревога 1887 года. Тревога есть, но войны нет. Понять эту зловещую тишину историки так и не смогли. Был пограничный конфликт между Сербией и Болгарией (1885-1886), была короткая стычка между Грецией и Турцией (1897). Европа как будто бы ждала чего-то. Умер Александр III Миротворец, но война не начиналась.

Перемирие в Европе затянулось даже дольше срока. Россия "ушла" воевать в 1904 году с Японией. А Англия в 1899-1902 на Вторую Англо-бурскую войну. И всё же сползание к Мировой войне, как и в случае с предыдущим Двухимперским перемирием, пошло от новоявленного Двойника - Австрийской державы. Уже в 1906 году начался затяжной таможенный конфликт между Сербией и Австро-Венгрией. "Вечный" союзник России превращался в злейшего её врага. В 1908 году была аннексирована Босния, отношения натянулись до предела. Стало ясно, что скорая война неизбежна.

Так что не Махатма Ганди и его последователи, а суровые с виду Империи - истинные и последовательные миротворцы, уничтожающие государственную воинственность как изначальное явление мира Востока. В какие-то двадцать четыре приёма Имперские циклы полностью и безоговорочно ликвидируют воинственность, доставшуюся нам от предков.

3.

В завершение нужно всё же уточнить роль Запада и понять грядущую архитектуру мира, которая начнёт вырисовываться буквально в ближайшие годы. Нам столько говорили об агрессии Запада, о том, что именно с Запада к нам приходили псы-рыцари, орды Карла XII, Наполеона, Гитлера и т. д. Но этот аргумент давно разбит. Ни одна из "агрессивных" наций Запада не восстановилась в своей военной силе после прохождения через кризис Двойника. Для чистоты эксперимента нужно просто дождаться крушения военной мощи США и удостовериться, что не осталось на Западе тяги к войне.

Обращаться к прошлому, чтобы оценить воинственность Запада, некорректно, поскольку миссия Империи тогда ещё не была доведена до конца. Вот, например, интервал между Третьей Англией (1473-1617) и Третьей Россией (1653-1797), чистый незамутнённый Запад обернулся одной из самых жестоких и бессмысленных войн.

Сам по себе Запад абсолютно безыдеен. Ему, что католики, что протестанты... Тридцатилетняя война (1618-1648) идеально точно вписалась в указанный интервал. С одного края один год разницы, и с другого края - пять. Точность чрезвычайно высокая. Война без идеи, без морали, большая часть воинов - наемники, торгующие за деньги жизнью и доблестью... Идиотское изобретение Запада: воевать не за Родину, не за идею, а за харчи. Отсюда же, кстати, беспрецедентное мародёрство, о котором до Тридцатилетней войны вообще не говорили. Словом, Запад, лишённый Имперского пригляда, показал все свои коммерческие прелести. Результатом бессмысленной бойни были фантастические разрушения, мор и глад, Европа лежала в развалинах. В Южной Германии войну пережила лишь треть населения. Многим областям потребовалось больше века, чтобы восстановиться от последствий вызванного войной экономического и социального упадка.

Впрочем, был у Тридцатилетней войны и положительный итог: возникла Вестфальская система международных отношений (взаимное признание государствами национального суверенитета друг друга, равноправие государств между собой и принцип нерушимости границ) - она действует по сей день.

Так что бояться чистого Запада не стоит, нет в нём отдельной, персональной, тяги к войне. Что касается реликтовой тяги к войне (не задавленный зов Востока), то она ликвидирована в Европе нацело и вот-вот умрёт в Америке. В Африке и на Ближнем Востоке, конечно, какое-то локальное волнение сохранится. Но на то и создаётся Русский мир, чтобы любой конфликт мог быстро и бескровно пресекаться. То самое принуждение к миру.




У Вас есть материал - пишите нам
 
   
Copyright © 2004-2021
E-mail admin@xsp.ru
Rambler's Top100