Добавить в избранное
Структурный гороскоп
Лаборатория
Астрология
Соционика
Циклы истории
Психософия
Психология
Биоритмы
Хиромантия
Сонник
Иллюзии
Народная медицина
Волжская группа
Космопоиск
Media
Психическое выживание
Мировоззрение Новой Эпохи
Новости
Библиотека
Публикации
Гороскопы онлайн
Консультации
Поблагодарить
Рассылки
Баннерная сеть


Версия для печати

ГЛАВА 4,

где свойства нашей понятийной плоскости исследуется
на материале биологии,
и вводится представление
ОБ ЭВОЛЮЦИИ И РАЦИОНАЛИЗАЦИИ, ВЫРОЖДЕНИИ И ДЕГРАДАЦИИ КАК
ГЛАВНЫХ ПУТЯХ РОСТА И СНИЖЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ

  Такие характеристики как простота и сложность,
дифференцировка и интеграция сами по себе
мерилом прогресса служить не могут.
Е. Молевич


Наше намерение осмыслить Организацию как неодномерный и двунаправленный в каждом из своих измерений комплекс процессов требует для соотнесения его с конкрет-ным материалом обращения к тем областям действительности, чей внутренний динамизм наиболее выявлен, и может быть иллюстрирован самым широким спектром научных дан-ных. Такой материал наиболее накоплен к настоящему времени в социальной истории и биологии, ранее других наук пришедших к идее прогресса как необходимому средству ис-толкования исследуемых ими явлений. Мы начнем с биологии, как наиболее подходящей для нашей задачи и в силу своей сравнительной идеологической нейтральности, и благо-даря отсутствию в ней некоторых иррегулярностей, характеризующих, как мы увидим в главе 4-а, еще не вполне сложившуюся динамику социальной Организации.

Проблема уяснения критериев биологических прогресса и регресса1 давно и остро волнует биологов, однако современное употребление этих терминов продолжает страдать, по выражению одного из отечественных авторов А. Яблокова, "невероятной неопределен-ностью". К началу 70-х годов, когда автор занимался этой проблемой, наибольшие, хотя все еще довольно скромные результаты в этом направлении были достигнуты, на его взгляд, в Советском Союзе2, так что он мог с чистой совестью позволить себе опираться на одних отечественных авторов.

Очевидно, что основные используемые нашими авторами характеристики биологи-ческой Организации: простота и сложность, дифференциация и интеграция, - легко соот-носимы с направлениями базовых осей нашей понятийной плоскости. И, однако, как ут-верждает Е. Молевич, "такие характеристики... сами по себе мерилом прогресса служить не могут". (Вопросы философии, № 8, 1965, стр. 77.) Посмотрим, однако ж, не окажутся ли они более полезны в своих сочетаниях.

Писавших по этому вопросу советских авторов допустимо разделить на две основ-ные школы: "традиционную" (сохранявшую верность методологии диамата) - и систем-ную. Надо сказать, что "невероятная неопределенность" в употреблении означенных по-нятий процветала в особенности среди ревнителей "традиции". В числе последних более прочих удалось схватить, на наш взгляд, К. Завадскому, хотя "диалектическая" интер-претация сделала его результаты почти нечленораздельными. Завадский различает две формы биологического прогресса: усложняющую и упрощающую, - замечательное (ка-жется, уникальное) для представителя "старой школы" достижение. Но, пытаясь характе-ризовать первую из них, он отождествляет, даже не оговаривая сие специально, "усложне-ние" с "дифференциацией". Отсюда его утверждение, "что для определения достигнутого прогресса (высоты организации) недостаточно характеристики только степени дифферен-циации. Ее надо брать в единстве с процессами объединения частей, усиления взаимозави-симости и соподчинения частей, образования координирующих и управляющих аппара-тов, т. е. в единстве с морфологической и физиологической интеграцией клеток, тканей и органов". (ВФ, № 9, 1967, стр. 130.) Таким образом, наш автор рисует очень любопытную картину, в которой прямо противонаправленные процессы "дифференциации" и "интегра-ции" непринужденно сочетаются в "единстве" прогресса. Исходя из контекста, нетрудно соотнести его "усложнение-дифференциацию" с нашим Развязыванием (с его усложняющей - и сепарирующей характеристиками), а его "интеграцию" с нашей Индивидуализаци-ей-Интеграцией. Что до отождествления Завадским "усложнения" с "дифференциацией", вынуждающего его к якобы "диалектической" тарабарщине, то за этой путаницей скрыва-ется собственная частичная правда, отражаемая у нас взаимным наклоном осей и i на-встречу друг другу, соответствующем их сродству, отнюдь не достигающему, однако, сте-пени тождества.

Как ни странно, Завадский никак терминологически не фиксирует эту форму биоло-гического прогресса, хотя "общее совершенствование" требует, по его словам, "услож-нения систем в качестве ведущей тенденции". (Там же, стр. 133.) Назовем за него ее "Эволюцией"3 (см. чертеж 4).

Далее Завадский справедливо замечает, что собственная природа усложняющей фор-мы прогресса исключает возможность ее неограниченного продолжения: "как в эволюции техники, так и в органической эволюции первые конструкции бывают загромождены дета-лями"; "...большую роль в переусложнении систем играют процессы накопления руди-ментарных признаков"; "...в результате прочности коррелятивных связей эволюция важ-нейших новообразований обрастает массой сопутствующих процессов развития бесполез-ных или даже слабовредных реакций, функций, структур". (Там же, стр. 132.)

Из цитированного нетрудно увидеть, что в тупик Эволюцию заводит не столько Ус-ложнение как таковое, сколько сочетающаяся с ним Интеграция, обуславливающая "проч-ность коррелятивных связей", результатом которой и становится "накопление рудимен-тарных признаков" и сопутствующие ему неприятности5. Упуская из виду это принципи-альное обстоятельство, Завадский усматривает выход из тупика, куда в самом деле неиз-бежно заходит с течением времени Эволюция, "в рационализации, т. е. в тенденции к це-лесообразным упрощениям, если на предшествующих фазах развития формировалось много признаков (деталей), которые чрезмерно усложняли систему". (Там же, стр. 131.) В результате он переходит от одной формы прогресса к другой без малейших драматиче-ских интерлюдий. При этом наш автор ни словом не оговаривает, что же еще, помимо Уп-рощения, характеризует "Рационализацию" (примем этот его в высшей степени удачный термин). Между тем, выяснение этого вопроса совершенно опрокидывает его оптимисти-ческую концепцию не прерывающегося, несмотря на смену своих форм, прогресса.

Этому выяснению помогают понятия "жестких" и "дискретных" систем, вводимые представителем системной школы А. Малиновским. Из них первые характеризуются тем, что в них "изменение одного элемента влечет за собой изменение в остальных частях си-стемы". Во вторых, напротив, "отдельные элементы связаны между собой не прямо, а че-рез посредство их отношений к среде. Иными словами, они являются независимыми еди-ницами, образующими систему благодаря тому, что обладают рядом общих черт"6. (Си-стемные исследования. М., 1970, стр. 14.) "Жесткие" системы, таким образом, вполне со-впадают с нашими Интегрированными7, а "дискретные" - с Дифференцированными. "Же-сткими" оказываются в сложном биологическом организме все его важнейшие системы от клетки, этого элементарного строительного блока сложной жизни, до целого организма. "Жестко" устроены в нем, в частности, глаз и сердце, и - в определяющей степени - мозг (обладающий, правда, и чертами "дискретности", подчиненной, однако, доминирующей в нем "жесткости"). "Дискретны" системы клеток однородных тканей, как кожная, а также системы парных и множественных органов, например, пальцы руки.

Так вот, Рационализация, как конструктивно Упрощающая форма Новации (термин, введенный у нас в сноске 3 к этой главе), оказывается возможной исключительно в "ди-скретных" (Дифференцированных) системах, поскольку лишь они "позволяют осущест-влять комбинаторику и отбор" собственных элементов, тогда как "жесткие" (Интегри-рованные) системы "легко дезорганизуются при выпадении даже одного звена"8. (Там же, стр. 16.) А, значит, характеристиками Рационализации могут быть только i , . Но как может произойти переход от Эволюции с ее координатами Ө, - к прямо противона-правленной ей по обеим координатам Рационализации? Математически очевидно - см. чертеж 4, - что в промежутке между Усложняющей и Упрощающей формами прогресса лежит фаза Новации, совмещающая в себе продолжающееся Усложнение - и Дифферен-циацию: , i . Но эти характеристики динамики Новации взаимно у нас проецируются, то есть разгоняют друг друга. Но последнее означает, что процесс этот характеризуется теряющим меру Переусложнением, дестабилизующей Гипердинамизацией и угрожающей распадом Ультрасепарацией элементов Организации - все подряд свойствами резко де-структивными и с прогрессом ничего общего не имеющими. В пределе своем этот про-цесс может разрушить систему нацело. И, однако, он переводит системы из разряда "же-стких" - в "дискретные", что только и создает необходимые условия для их последующей Рационализации.

Этот процесс описан И. Шмальгаузеном под названием "гиперморфоза" (Проблемы дарвинизма. Л., 1970, стр. 415), и, разумеется, известен Завадскому. Наш автор отрицает, однако, его неизбежность на определенной стадии биологической Новации: "развитие в сторону дифференциации при отставании или слабости интегрирующих механизмов не может не пойти в сторону гибели одних и распада других систем".

Куда как верно - ну и что? Кто обязал биологическую (и любого вообще типа) Нова-цию неизменно оставаться столь же идиллически благополучным продвижением, как уче-ная прогулка по палеонтологическому музею? "Развитие... тенденций к дезинтеграции ...делает подобного рода системы ненадежными и малоперспективными для дальнейшей широкой эволюции", (ВФ, № 9, 1967, стр. 130-131) - пугается наш автор. Ненадежность автоматически значит для него малоперспективность (где же ваша диалектика, коллега? - этак чиновнику пристало рассуждать!), а последняя - заведомый проигрыш в измыш-ленном "традиционной школой" величественном соревновании "широкой эволюции", прямехонько ведущей от зарождения жизни к Человеку разумному. Тому самому, что ед-ва не вымер в период своего катастрофически бурного становления как биологический вид - как вымерли, заметим, тогда же все виды одного с ним биологического рода - и даже семейства!9, - и как вымерли по расчетам палеонтологов в те или иные времена еще до по-явления человека более 99% когда-либо обитавших на Земле зоологических видов!..

Было бы, впрочем, несправедливо приписывать идиллическую картину победоносно-го шествия видов (неизвестно, каких) путем непрерывающегося биологического прогрес-са одним усилиям школы, к коей принадлежит Завадский. В конце концов, тезис о неизбе-жности регрессивных фаз в Новации любого типа никогда не был принят в определяющем русле европейской мысли10. Причиной тому является, надо полагать, все та же заложенная в самых основаниях традиционного "рационализма" убежденность в необходимости рас-суждать и видеть вещи непременно "последовательно", то есть односторонне и прямоли-нейно. Другой, может быть еще более весомой, предпосылкой этого поразительного по степени ненаблюдательности к органическим связям бытия заблуждения явился комплекс представлений христианской священной истории, согласно коему Христос "победил мир" (Иоан. 16:33), и с неизбежностью грядет Его Второе Пришествие, сопряженное с тоталь-ной и окончательной победой добра на Земле. Культурологи констатируют происхожде-ние европейской идеи прогресса из секуляризации этого комплекса.

Назовем указанный Переусложняющий способ регресса (термин Шмальгаузена ка-жется нам слишком абстрактным и бесцветным) "Вырождением" - словом, акцентирую-щим дестабилизирующий и распадный характер этого процесса. Итак, Рационализация с необходимостью отделена во времени от предшествующей ей фазы Эволюции Вырожде-нием, обуславливающим самую возможность первой, пусть и с неизбежно сопутствую-щим ему риском гибели вида. Новация приобретает, таким образом, драматический харак-тер, чреватый возможностью будущего вымирания любого самого процветающего на дан-ном этапе Новации вида - в силу ее собственной динамики - в самых, возможно, благо-приятных условиях внешней среды!

Очевидно далее, что конструктивное Упрощение Рационализации, как и предшест-вующее ему конструктиное же Усложнение Эволюции, не может продолжаться неограни-ченно долго ("есть мера в вещах"), и, более того, сама небогатая, по определению, приро-да конструктивного Упрощения ставит этой мере куда более узкие пределы, чем природа Эволюционного Усложнения. И снова из того же чертежа 4 математически очевидно, что новая фаза Эволюции не может перенять эстафету прогресса сразу по исчерпанию возмо-жностей Рационализации, но последняя с необходимостью сменяется этапом Новации с характеристиками , i. Но переход к Интеграции, или нарастающей "жесткости" живой системы, исключающей, как мы видели, возможность конструктивных комбинаторики и отбора, в условиях продолжающегося Упрощения-Статизации-Унификации структур и функций биологического организма, то есть - именно их комбинаторики и отбора, обус-лавливает, естественно, сокрушительнейший из возможных регресс Организации живого. При этом консолидирующая природа Интеграции, вырастание в ее ходе взаимозависимо-сти и соподчинения подсистем организма, значительная часть которых обречена означен-ным "отбором" на гибель или резкое подавление, приводит (в замечательно точном изо-морфизме с процессами, происходящими, как мы увидим, в тоталитарном государстве в столь резко по внешности отличающихся условиях) к своего рода внутриорганизменной "борьбе за власть и влияние", то есть за то, какие именно из тканей и организмов станут Переупрощать и Гиперунифицировать организм "в своих интересах" и "по своему образу и подобию". При этом очевидно, что, независимо от возможных второстепенных вариа-ций, в наивыигрышных - при прочих равных (и далеко не вполне равных!) - условиях ока-жутся самые простые и недифференцированные внутри себя, то есть в основном самые примитивные подсистемы организма. В частности мускульные ткани всегда будут обла-дать преимуществом над нервными, а соединительные - над мускульными. Где тонко, там и рвется. А на войне, как на войне...

Итак, фаза Новации , i, - назовем ее "Деградацией"11 - есть Переупрощающая, Ги-перунифицирующая и сугубо закосняющая (вследствие Ультрастатизации) форма регрес-са Организации, обуславливающая, однако ж, перевод системы из "дискретного" в "жесткое" состояние, и тем - возможность последующей фазы Эволюции. (Таким образом, хотя в обычном словоупотреблении "деградация" и "вырождение" не различаются, или разли-чаются неотчетливо, у нас это не только разные, но самые контрастно разные /как Пере-упрощение и Переусложнение, и т. п./ фазы Новации. Регресс тем и регрессивен техниче-ски, что все характеризующие его процесс составляющие устремлены в ту или иную край-ность.)

Для соотечественного читателя, к коему главным образом обращается автор, регресс - менее всего абстрактное понятие. Он испытал - и продолжает, увы, испытывать - его буйные прелести в собственной стране каждой клеткой нервов и кожи. Ему не нужно объ-яснять, какое это кромешное зло (в отличие, например, от американских "либералов", главным открытием коих в последние десятилетия явилось, что "нет ни черного, ни бело-го, но лишь различные оттенки серого", то есть, что нет ни добра, ни зла /ни, следователь-но, ни Бога, ни дьявола/, - что ж, благоразумной серости дано видеть одно серое, и бес-смысленно и даже злокозненно было бы с ней о том спорить, поскольку альтернативой ее здоровой ограниченности могло бы стать для нее скорее всего сумасшествие). Но в расче-те на ту же выстраданную мудрость моего читателя, который, не умей он различать поля-ризованнейшие на его родине добро и зло, не выжил бы в нем, подобно тому, кто не спо-собен различать жар и стужу, автор хотел бы обратить его внимание и на то, что он сам давно не мог не почувствовать, а, может быть, успел уже для себя сформулировать. В ог-раниченной мерой природе Организации-Дезорганизации невозможны субстанциально чистые линии добра и зла12 (хотя всякие сколько-нибудь отчетливо выраженные добро и зло еще как цельно утверждают себя как интенции! Вот что не дано видеть "либералам.".) Мы видели, что Эволюция и Рационализация не могут не срываться со временем соответ-ственно в Вырождение и Деградацию уже потому, что это сложно-противоречивые про-цессы, чьи ведущие динамические составляющие преодолевают - и постепенно сводят на нет - влияние составляющих для них консервативных, столь же от этих процессов неотъ-емлимых, - например, ведущее в Эволюции Развязывание, проецируясь на Дифференциа-цию, подавляет и неизбежно сводит со временем на нет Интеграцию13. В свою очередь, каждая фаза регресса не только паразитирует на кризисе предшествующей фазы про-гресса, но и невольно подготавливает условия для последующей прогрессивной фазы - и, очевидно, тем эффективней, чем дальше заходит14. Подчеркнем, что лишь невольно, и что регресс сам по себе отнюдь не обеспечивает автоматически последующий подъем. Для последнего требуется еще и собственный творческий напор Организующегося! Никто и никогда не бывает "обречен на прогресс" (это вопиющая пошлость!) Отношения добра и зла отнюдь не идилличны. Погибли, не сумев выйти из тех или иных пике регресса, ги-гантское большинство когда-либо существовавших на Земле биологических видов, а в ис-тории человечества - этносов, религий, культур, государств... Но известно и то, что и в ис-тории, и в Новации видов все самые грандиозные прорывы неизменно следовали за эпо-хами самого крутого и "безнадежного" упадка (пусть возьмут это себе на заметку те, кто не устает рыдать над разбитым корытом "России, которую мы потеряли", вместо того, чтобы поискать, как переломить в себе и в обществе "волю к бездарности", определяю-щую, по Бердяеву, лицо нашего времени, и составляющую, по нашему скромному разуме-нию, фундаментальнейшее его несчастье)... Нам, однако, уместней будет вернуться к это-му сложному узлу тем существенно ниже. Автор позволил себе здесь довольно прежде-временный наскок на него, дабы оживить внимание читателя, уставшего, возможно, от биологических "абстракций", - и напомнить ему, что при всяком достаточно глубоком рассмотрении Реальность неизменно оказывается всесвязной.

Замечательно отмечаемое Малиновским правильное чередование "жестких" (Инте-грированных) и "дискретных" (Дифференцированных) систем на последовательных уров-нях строения организма: "Жестко построена иерархия ядра и плазмы в клетке; дискретна система клеток одной ткани; жестко связаны различные ткани; дискретно построены пар-ные и множественные органы; жестко связаны системы органов (нервная, кровеносная, выделительная и т. д.)" (Системные исследования. М., 1970, стр. 17) - в целом организме. Повидимому, в строении организма запечатлена тем самым история закономерно чередо-вавшихся фаз Эволюции и Рационализации (и - косвенно - преодоленных ими Деградации и Вырождения).

Как и Завадский, Малиновский фактически констатирует - с чем нельзя не согласить-ся - решительный при сравнении Эволюции и Рационализации творческий перевес пер-вой: "повышение организации достигается, как правило, путем жесткого сочетания взаи-модополняющих элементов системы, как это мы видим в органе зрения (хрусталик и сет-чатка), структуре сердца и т. д.". (Там же, стр. 16.)

Нам, более того, представляется, что то, что на Западе называют "эмерджентной эво-люцией" (в коей из своего ничего появляются принципиально новые образования, как мозг или глаза у прежде безмозглых и безглазых видов), целиком совпадает с нашей Эволюци-ей, оказывающейся, таким образом, единственной целотворческой фазой Новации. Рацио-нализация, повидимому, работает лишь с тем, что в Организации уже есть, ничего в ней не вызывая из абсолютного небытия, и потому является процессом лишь квазитворческим. То есть Эволюция одна напрямую питаема Богом (точней, как мы покажем в главе 7, одной из Его ипостасей - "Вершинной"), тогда как Рационализация подпитывается Им лишь косвенно15.

Воздадим, однако, должное собственным заслугам Рационализации, специально от-крытой через Универсализацию вовне организма - навстречу миру - и его условиям, обес-печивая активную обратную связь прогресса и надежный тыл Эволюции, которая, по оп-ределению Индивидуализации, несколько "не от мира сего".

В самом деле, в Рационализации сливаются в единство целые ряды множественных и морфологически автономных структур, причем элиминируется масса бесполезных и пря-мо вредных деталей и признаков. Так, последовательная Рационализация мозговой части черепа позвоночных превратила почти две сотни ее элементов у низших рыб (у коих она остается притом еще не вполне достроена!) - в восемь в норме костей мозгового черепа человека! То же направление характеризует прогресс скелета высших позвоночных, в осо-бенности птиц, по сравнению с пресмыкающимися. То же радикальное упрощение отме-чают для морфологии высших - цветковых - растений, как и однодольных в сравнении с двудольными. Наконец, прогрессивное упрощение характеризует все живое на уровне мо-лекулярных структур.

Очевидно, что без помощи Рационализации чисто Эволюционный прогресс зашел бы в тупик в самых благоприятных условиях внешней среды, и виды претерпевали бы только квазистатические колебания в практически замкнутых циклах подъемов и спадов.

Таким образом, и Эволюция и Рационализация - а, значит, также опосредующие их возможность Деградация и Вырождение16 - предстают перед нами как необходимые фа-зы Новации, каждая в своей роли и на своем месте.


* * *

В утешение терпеливому читателю - он осилил самую сухую и абстрактную главу этой книги. Дальше будет несколько веселей.


1 Автор сознает существенное неудобство указанных терминов, опошленных их пря-молинейно-оптимистическим истолкованием с конца XVIII по начало XX веков, далеко не изжитым впрочем и доныне, и роковым образом сказывающемся на ходе современной ис-тории (в частности на усердной самоубийственной деятельности американских "либера-лов", весьма последовательно строящих у себя фундамент очередного тоталитаризма). Ав-тор не сумел, однако, найти термины более удобные.

Мы будем называть "прогрессом" всякий "рост" и "регрессом" всякое "снижение" Организации. Разумеется, нам предстоит еще выявить (не в этой главе), что стоит за эти-ми "ростом" и "снижением", а здесь - в каких технических формах они происходят.

2 Стоит заметить, что, несмотря на чудовищное давление государственной идеоло-гии, даже официально публиковавшиеся советские авторы обнаруживали (по наблюдению автора, начиная с 60-х годов) в общем существенно большие, чем у любых их зарубежных коллег, интерес и глубину в постановке мировоззренческих проблем.

3 То есть буквально "развертыванием" - термином, удачно схватывающим и Интегрирующий и Развязывающий моменты этой формы прогресса. Тот же смысл передает слово "развитие". Все такие замечательно точно характеризующие природу ими обозначаемого термины не следует во избежание путаницы, использовать расширитель-но. Соответственно, все другие прогрессивные и регрессивные процессы, о которых мы будем говорить, получат у нас каждый собственное название. А смысл, который традици-онно вкладывают в непомерно расширенные понятия "эволюции" и "развития" (куда не смущаются часто относить и процессы регрессивные!), мы закрепим за более нейтраль-ным термином "Новация".

4 Острые углы между осями 2-го и 4-го квадрантов могут создать у гуманитария впеча-тление, если он удостоит задуматься над чуждой для него математикой, что квадранты, определяющие регресс (и зло, как теснейше с ним связанное), у нас меньше квадрантов, определяющих прогресс, то есть что в нашем представлении пути разрушения и зла якобы сравнительно тесны, а созидания и добра - шире. Поспешим заметить, что автор далеко не так наивен ни как философ, ни даже как математик, и дело обстоит у нас как раз наоборот. В самом деле, для математика очевидно, что действительными образующими наших квад-рантов являются оси, обозначенные у нас как А - -А и В - -В (проведены пунктиром), поскольку, например, 2-й квадрант есть именно тот, где и i определяют характер Ор-ганизации совместно, причем поле означенной совместности ограничено осью А, ортого-нальной i, и -В, ортогональной . В свою очередь, в 1-м квадранте Ө и вместе работа-ют в поле, ограниченном В и А. Таким образом, визуально "большие" 1-й и 3-й квадранты оказываются в действительности малыми, а визуально "малые" 2-й и 4-й - большими. В предыдущей главе мы сказали, что не знаем точной величины (но лишь знак) взаимного наклона осей нашего пространства. Теперь, обнаружив связь указанного наклона с разли-чием прогрессивных и регрессивных фаз Новации, уместно заметить, что его неизвестный нам в точности угол, исходя из всего, что известно науке и практическому опыту о приро-де окружающего нас мира и нас самих, должен быть чрезвычайно мал (неразличимо мал на чертеже удобообозримых размеров!) Мы позволяем себе колоссальным образом пре-увеличивать этот угол на наших чертежах, исходя из соображений удобства и эстетики, - и, наконец, все из того же, что его точная величина нам все равно не известна.

5 Мы сможем осветить природу этого тупика только с началом перехода к трехмерной модели Организации в главе 9, введя понятие "Гелизации".

6 Позволим себе переформулировать для удобства читателя эту излишне громоздкую, на первый взгляд, конструкцию проще: в дискретных системах элементы связаны общим отношением к среде. Мы увидим, однако, в главе 4-а, что эти "громоздкие детали" ока-жутся весьма полезны для понимания некоторых очень важных вещей.

7 Автор находит термин "жесткие" довольно дезориентирующим: мы убедимся ни-же, что действительно жесткими (то есть внутренне негибкими) являются лишь прими-тивнейшие (или простейшие) из Интегрированных систем, каковые в наибольшей своей части характеризуются как раз особенной гибкостью!

8 Последнее вполне справедливо только по отношению к действительно жестким (см. сноску 7) системам, как, например, глазу. Для остальной части Интегрированных си-стем, как мы увидим, введя понятие "Деградации", комбинаторика и отбор в самом деле разрушительны, но не фатальны непременным образом.

9 По стандартным критериям биологии это свидетельствует, что наш вид принадле-жит к отмирающей ветви древа систематики!

Впрочем, по другим стандартным же ее критериям наш вид, как распространенный практически по всей земной поверхности, является в чрезвычайной степени процветаю-щим! Что обнаруживает, повидимому, крайнюю ненадежность в применении к нашему виду стандартных биологических критериев как упадка, так и процветания.

10 На наблюдательном Востоке, напротив, эта идея издревле казалась столь элементар-ной, что само космическое время измерялось там, например, "калпами" буддистов, то есть, по-современному говоря, полуфазами колебаний от минимума космических сил до их максимума в процессе подъема вселенной - и от максимума до минимума в ее упадке. "Чредою расцвет и гибель, словно прилив и отлив", - написал классический китайский поэт.

11 И. Шмальгаузен описывает две модификации Деградации под названием "гипомор-фоза" (не путать с его же "гиперморфозом", а нашим Вырождением) и "катаморфоза". - Проблемы дарвинизма. Л., 1970, стр. 418.

12 В начале 80-х женщина-автор (к большому сожалению, не помню ее имени) пишет в "Новом Русском Слове", что существуют не чистые добро и зло, но добро-зло и зло-добро - мысль революционная и не для одного этого скромного издания. Мы покажем с перехо-дом к трехмерной модели Организации, что на уровне последней существуют, более точ-но, Добро-зло и добро-Зло, то есть, что каждый специфический процесс Новации начи-нается конструктивной (или прогрессивной) фазой, сопряженной с добром большего или меньшего плана, - и неизменно завершается, перейдя свою меру, деструктивно - большим или меньшим злом.

13 В двумерном приближении! В трехмерной модели это происходит не так прямоли-нейно.

14 Наши предки высказывали вполне изоморфную мысль: дьявол именно тогда усерд-ней всего служит Богу, когда думает, что победил Его.

15 В этом, надо думать, заключается фундаментальнейшая причина неудач всех "раци-ональных" попыток доказательства бытия Божия.

16 У Матфея (18:7) просматривается довольно изоморфная мысль: "надобно придти со-блазнам".

В одной своей статье, опубликованной в США в журнале баптистского издательства, автор с присущей ему пылкостью позволил себе переиначить слова - но не идею! - ука-занной цитаты: "нужно, чтобы в мир приходило зло", - сославшись на Евангелие, содер-жащее-де такого рода мысль. Характерным образом, добрые издатели осведомили читате-ля, что места такого в Евангелии они не нашли.



<Назад>    <Далее>




У Вас есть материал пишите нам
 
   
Copyright © 2004-2022
E-mail: admin@xsp.ru
  Top.Mail.Ru